Я и армия Ч. 9
avatrax
Тем временем, приближался Новый год. В начале декабря подходил конец срока службы моего напарника-срочника, который меня учил. Уезжал он по-скромному, парадную форму не вышивал. Купил себе шинель и рубашку, а брюки, туфли и галстук с фуражкой нашёл в штабном подвале. Найденные вещи, в прочем, по размеру ему не подходили - были великоваты.
Поскольку я немного поднадоел своему напарнику, а вечером, когда уходило начальство, работы как таковой не было, он решил на последнюю неделю до отъезда отправлять меня в казарму, чтобы самому отоспаться до дома. Вечером по распорядку от ужина до вечерней поверки все срочники, кроме тех, кто смог где-нибудь загаситься, занимались уборкой, укомплектацией вещьмешков, пришиванием и заменой воротничков и занимались хозяйственными работами. Времяпрепровождение не самое приятное, поэтому я предложил своему товарищу подогнать его форму, благо шить и пришивать у меня всегда получалось качественно и аккуратно. Так, пока мой товарищ по вечерам отсыпался на кресле, я сидел рядом и подшивал его форму, пришивал погоны, укорачивал и зауживал брюки, приталивал рубашку и проч.
И закончил подгон формы я, разумеется, в предпоследний день службы своего напарника. Уезжал он поздно вечером, благо жил в Ростове, и пути там всего часов восемь. Попрощались с ним, а на вокзал его отвез сам П.
Продолжение далее... 

Я и армия Ч. 8
avatrax
У нового канцеляра был двоюродный брат, который тоже попал в учебку ФВАС и приехал с нами в Воронеж. Но для него места в штабе уже не нашлось. Однако он сильно не растерялся. Будучи довольно хитрым и шутстрым (братья были очень похожи характерами) он подрядился делать ремонт в одном из кабинетов штаба. Ремонт уже был начат, но сам кабинет находился в ужасном состоянии. И этот брат всю службу ремонтировал этот кабинет - постелил линолеум, покрасил столы, починил мебель, сделал навесной потолок и даже притащил туда компьютер. Естественно, ремонт происходил с молчаливого согласия командира части, поэтому его никто не трогал. Так он и жил в этом кабинете дни напролёт, приходил в казарму вместе со мной и канцеляром после отбоя. Иногда заступал на боевое дежурство на позицию КП телеграфистом.
БД - это что-то вроде наряда, но на позиции в составе боевого расчёта. Были, конечно, и обычные наряды, вроде дежурного по КПП или того же самго Дежурного по штабу.
Таким образом, я с канцеляром, экс-канцеляром и челом, ремонтировавшим кабинет находился в штабе от подъёма и до отбоя. В общем, все краснодарские устроились нормально, самой что ни на есть жёсткой дедовщины хлебнул только неудавшийся канцеляр.
Конечно были форс-мажоры, связанные с армейской логикой, когда ты объясняешь вновь заступившему дежурному по части (наряд вроде надзирателя за всем, что происходит в части), что ты на дежурстве, а он всё равно гонит тебя на вечернее получасовое построение или с утра не пускает в штаб на дежурство, мотивируя это тем, что ты сейчас должен быть на зарядке. Но как-то разруливал и это. Если не получалось разрулить, естественно сразу по возможности сообщал об этом П, и он уже непосредственно через командира лоббировал наказать новоиспеченного дежурного.
Тем временем проходил мой первый месяц пребывания в "боевой" части. Ударили первые заморозки, а с ними пришла и проблема снабжения срочников перчатками и кашне. Каким-то образом, перчаток хватало не всем (хотя все их конечно же сдавали по приезду в часть). Причём я перчатки с кашне ухватить успел. Половина личного состава КП были не столь успешными. Причина этому - скорее всего, сам старшина, продавший партию новеньких перчаток и кашне на рынке торгашу по дешёвке. В общем, те, кому не хватило перчаток с кашне, скидывались по 300 рублей, чтобы им это купили. Когда все были снабжены перчатками, они стали теряться. Причина - невнимательность срочников. Те, кто потерял перчатки, пытались компенсировать это вытаскиванием их из карманов чужих бушлатов, которые висели в общем доступе. Вообще пропадало всё, что плохо лежало. Зубные щётки, паста, гель для бритья, иголки, нитки. Пропадало безвозвратно, из прикроватных тумбочек, из вещмешков. Причина - положенцы таскали у молодых то, что им было нужно. Если положенца удавалось спалить с чужой БРИТВОЙ, и ты ПОСМЕЛ предъявить ему за это, на тебя сразу накидывались ещё 5-6 положенцев и в грубой форме объясняли, что ты НЕПРАВ. И если во время проверки тумбочек на комплектность, у тебя что-то отсутствует, то тебя уничтожает старшина, а потом на тебя быкуют ТЕ ЖЕ ПОЛОЖЕНЦЫ, которые у тебя это и стырили. Да, вот так.
Поэтому все принадлежности я хранил в штабе, умывался и брился там же. За первый месяц службы в части у меня украли: 2 перчатки, 1 кашне, бритву, зубную пасту, 3 пены для бритья, иголку и вещмешок со всем, что там было. Пришлось взять первый попавшийся вещмешок, срезать с него бирку и забрать в штаб. С волками жить - по волчьи выть. Из штаба у меня, разумеется, ничего никогда не пропадало. Перчатки я тоже вечером выкладывал в штабе, либо клал не в бушлат, а в карманы штанов. Кашне я просто порвал в самом незаметном месте и сшил белыми нитками. Поэтому оно ни разу не пропало. Некоторые ребята купили по 5 пар перчаток за сезон. По 200 рублей за пару. И по 2-3 кашне. По 100 рублей. Продолжение далее...

Я и армия Ч. 7
avatrax
Как я уже упоминал, я и 3 моих товарища отправились на 1 этаж. Всех приписали к КП и распределили по ротам. Кроме меня. Меня приписали к Штабу на ту специальность, по которой меня и готовили. Это гарантировало мне иммунитет от наездов старшины, поскольку я подчинялся напрямую только П, начальнику штаба и Командиру части. П в части никто не любил, потому что он не разрешал никому вставлять неучтенные флешки и диски в компьютеры и пользоваться интернетом. Он даже добился увольнения одного лейтенанта из дивизиона за то, что он установил ЮСБ-модем и поймал вирус на служебный компьютер. Поскольку П занимался обеспечением секретности, он отбирал у срочников и даже контрактников мобильные телефоны, если находил их. В общем "добросовестно" исполнял свои обязанности, далеко не всегда законным способом. Некоторых срочников запугивал до такой степени, что они прибивали свои мобильники к деревьям.
Но не всё было так просто. Естественно, меня пытались напрягать положенцы, которых я благополучно посылал. Были угрозы, были жалобы на меня старшине, пару раз били в грудь. Но они боялись. Боялись того, что я пожалуюсь П. Поэтому ничего не могли со мной сделать. Старшина просто не хотел со мной связываться. А вот тех троих ребят, которых приписали к КП начали с первого дня гнуть по полной. Всё для них осложнялось тем, что их не ставили первый месяц после прибытия на боевое дежурство и они почти всё время проводили в казарме. Я же весь день сидел в штабе и вникал в суть обязанностей. У меня был наставник - ефрейтор-срочник, который дослуживал последний месяц. Парню было 24 года - мой ровесник. За плечами - брак, ребёнок, развод, алименты. В общем, хлебнул парень в свои годы. Первое время он заступался за меня в казарме, постоянно таскал с собой и не давал в обиду, за что ему спасибо. Очень много рассазал и показал, разжевал всю ситуацию в части на пальцах и многому научил. Самое печальное, что это был чуть ли не единственный адекватный срочник в этой части, за исключением нас, краснодарских. Остальным было в лучшем случае по 20 лет, большинству нет и 19. Естественно, в головах у этих ребят творилось чёрт знает что. Дворовые понятия, клички, мат через слово, юношеский максимализм. Я так и не смог найти с ними общего языка и, в основном, я общался с краснодарскми и офицерами.
Офицеры ко мне относились как к бесплатному подай-принеси, чем я собственно и занимался в штабе. Непосредственная служба занимала всего 2-3 часа в день, иногда меньше. Поэтому всё оставшееся время я выполнял самые разные поручения П и штабных офицеров. Но, в основном, меня эксплуатировал только П, поскольку я, всё-таки был на дежурстве и формально не мог отвлекаться от своих обязанностей. Чего не скажешь о парнишке-канцеляре. У него была цепочка подчиненности старшина-начальник КП-капитан П-начальник штаба-командир части. Но, по сути, он просто всё время что-то печатал дни и ночи напролёт для всей части, сидя у себя в кабинете. Причём этот парнишка от постоянного недосыпа несколько раз забыл про указания начальника штаба и был с позором отправлен в часть, а на его место взяли другого, менее грамотного в компьютерном плане, но шустрого и шаристого товарища из ФВАС, с которым я общался в последствии больше всего, и мы очень сдружились. А не справившийся товарищ стал "завсегдатаем очек", поскольку был тихим и слабохарактерным парнем. А тут ещё "штабной", да ещё и выгнали из штаба. Самая плохая репутация, по-моему. Доставалось ему от всех подряд, его не уважал никто, даже ребята из краснодара. Ну, вернее, краснодарцы относились к нему так, как будто его нет. И в конце концов его пристроили обратно в штаб дежурным. И этот парниша до конца службы драил полы и туалеты в штабе, а также выполнял мелкий ремонт в различных кабинетах. Продолжение далее...

Я и армия Ч. 6
avatrax
Часть состояла из двух Зенитно-ракетных дивизионов, которые помещались в одной двухэтажной казарме. Сама казарма была старой советской постройки, старые двухъярусные кровати, тумбочки. По одному большому помещению на каждом этаже. На первом этаже располагались подразделения Командного пункта, а на втором - собсвенно личный состав дивизионов. Также был соственно лазарет, столовая, позиции (территория дежурства) дивизионов и командного пункта, стрельбище, котельная со складом и старая деревянная казарма.
На позициях дивизионов стояла техника ПВО, на командном пункте (КП) располагался бункер и коммуникации. Столовая одноэтажная, все работники - гражданские. На стрельбище 2 раза в месяц проходили стрельбы, но я на него так ни разу и не попал. Котельная отапливала казарму в холодное время года, а также снабжала горячей водой столовую. На складе валялось всякое хозяйственное  барахло вроде лопат, сломанных раскладушек и разная арматура. А деревянная казарма использовалась под "офисы" гражданских работников вроде заведующего складом, начальника АХО и прочих. Также там хранились старые матрасы и новое постельное бельё.
Баня распологалась за территорией части, тоже гражданская. Нас туда возили раз в неделю. Но в казарме были душевые кабинки, поэтому если ты в банный день был на Боевом дежурстве (БД), то ты мог после смены прийти и помыться там.
В лазарете нас разделили, одного человека отправили в дивизион на 2 этаж, а оставшихся четырёх, включая меня, на первый.
Всё, что я напишу далее, касается только первого этажа казармы (КП).
Теперь что касается коллектива. Именно в части я почувствовал самое настоящее разделение на духов, слонов и т.п. В учебке такого разделения не было вообще и это было немного не привычно. Это разделение было связано с тем, что в части уже находились ребята, которые, минуя учебку, попали сразу в часть после курса молодого бойца (КМБ). Они и поддерживали дедовщину, не смотря на то, что служили по времени столько же, сколько и мы. Всех, кто пришёл из учебки, сразу записывали в "духи" и пытались по-армейски "прогибать". Поскольку мы прибыли из учебки самыми первыми, то всю тяжесть такого прогиба я испытал на собственном опыте. Те, кто смог проявить характер и не сломаться в течении двух-трёх недель прессинга со стороны, назовём их "положенцев", переводился в разряд чего-то между духами и положенцами. Положенцы их особо не трогали, но и не позволяли им напрягать духов. Вся эта система поддерживалась старшиной КП, поэтому сломать текущий порядок не представлялось возможным. Те, кого не устраивал порядок, в основном, это были конечно же, духи, писали анонимки в прокуратуру и письма родителям. Если такое письмо случайно попадало не в те руки (а оно могло попасть в руки старшины, который открывал некоторые письма, перечитывал, а потом запаковывал и отправлял, если в письме не было жалостливых строк, угрожавших порядку), то это письмо читалось перед всем КП, а затем проводились дисциплинарные занятия (20 отжиманий-50 приседаний-20 отжиманий-50 приседаний), пока весь личный состав чуть ли не падал от изнеможения, полностью затраханный. А "писальщик" стоял рядом со старшиной и смотрел на это. Естественно, "писальщика" ненавидел каждый из нас, его репутация очень падала, он мог стать завсегдатаем по уборке туалета или казармы. Если такое письмо всё-таки доходило до мамы "писальщика", то она звонила в часть заместителю командира по работе с личным составом (ЗамКомПоРЛС), и он сначала нагибал старшину, а потом старшина нагибал и нас всех вышеназванным способом. Продолжение далее...

Я и армия Ч. 5
avatrax
Автобус дали обычный ПАЗ, мест хватило всем, а вот вещмешки с зимней одеждой и личными вещами сложили в проходы между сиденьями. Ехали мы в Москву с другими ребятами, которых из Ржева отправляли другие части. От Москвы нам предстоял путь на поезде до самого Воронежа. В Москву приехали уже под глубокий вечер. ПАЗ довёз нас до какой-то площади, где мы выгрузились и попрощались с ребятами. Мы впятером с П и В пошли на вокзал, до которого оказалось минут 15 пути, а остальные пошли в сторону метро со своими сопровождающими. Прибыли на вокзал за полтора часа до прибытия поезда на Воронеж. Ждали на перроне, расположившись на скамеечке, П периодически просил у меня покурить. Я не курил и сигарет у меня никогда не было. Сначала я стрелял у наших ребят, которые сидели на другой скамейке рядом, но спустя 2 сигареты просто купил ему в ларьке пачку красных Мальборо. В поезде билеты у нас были на 2 смежных купе. П и В уселись на места внизу, а меня и парнишу-канцеляра П определил на верхние места над собой. В смежном купе за стенкой расположились остальные. Пути в дороге было часов на 10, я читал на верхней полке устав и слушал музыку в наушниках, иногда снабжая П кофе. Приехали утром, вокзал в Воронеже был открытый, мы не проходили через контроль, а просто прошли по перрону и вышли на паркову, где нас уже ждал оранжевый ЗИЛ. Около ЗИЛа П ещё раз нас пересчитал, хотя чего там считать, 5 человек.
Часть располагалась в ближайшем пригороде, куда нас и привёз ЗИЛ. Первый день мы провели в лазарете, там нас осмотрели, взвесили и сказали, что с завтрашнего утра мы уже будем жить в казарме. Еду приносил дежурный по лазарету, как выяснилось в беседе с ним, "вечный больной". Ему нарисовали гипергидроз стопы и положили, "пока не пройдёт". На самом деле, он просто не прижился в казарме, поэтому его изолировали от греха подальше, чтобы не дай бог не дезертировал или не повесился. Ибо парень был с некоторыми психическими отклонениями, но добродушный и охотно рассказывал о части. Продолжение далее...

Я и армия Ч. 4
avatrax
Шли быстро, ибо П боялся опоздать на поезд. В результате прибыли на вокзал за полтора часа до отбытия. Потом всем, кому надо, разрешили снять деньги и сходить в магазин закупиться в дорогу. Отпускали маленькими пачками по 5-7 человек вместе с младшим сержантом-контрактником В, который прибыл за нами вместе с П. Впрочем в учебке нам привили уважение и трепет ко всем, кто имеет хоть какие-нибудь знаки различия на погонах, поэтому мы относились одинаково и к капитанам и к сержантам, ибо СУБОРДИНАЦИЯ.
В оказался медиком, причём довольно скромным мужичком лет 30, однако, не лишённого синдрома вахтера средней стадии. П же был тоже лет под 30, очень худым и нервным, форма на нём висела как на вешалке, разговаривал быстро и неровно (как выяснилось позднее, это результат употребления кофе в больших объёмах). Пока сидели в зале ожидания на вокзале и ждали поезда, я познакомился с парнями, которые тоже поедут в Воронеж. Ребята оказались в целом адекватные, поэтому я немного успокоился.
Ехал в Ржев я в одном купе с П и В, они были на нижних полках, а мы с челом, которого П определил в будущие канцеляры, наверху. В дороге П постоянно просил меня купить кофе, причём денег не давал. Благо, кофе был по 20 рублей за чашку, так что потратил я рублей 200 всего. В поезде ничего особого не происходило. Приехали на вокзал в Москву, где ещё сутки сидели опять же в ПЛАТНОМ, выделенном специально для нас, зале ожидания.
В Ржев приехали уже ночью, выгрузились из поезда, залезли в ГАЗ-66 и поехали на сортировочный пункт. На сортировке нас встретил ефрейтор-дембель, который построил всех и заставил вывернуть все вещмешки и карманы. Нас, Воронежских, шманать не стали, ибо П сказал, что если что-нибудь с нами случится, то он всех здесь посадит лол. Так мы и стояли на центральном проходе казармы и смотрели, как дембель забирает у прибывших парней лишние зубные щетки, влажные салфетки и бомжпакеты с лимонадом. По окончании этого действа нас распределили по кроватям и сказали готовиться ко сну. Кровати были двухъярусные, постельного белья не было, только матрасы и одеяла с "деревянными" подушками. Наш заезд прибыл первым, ночь прошла спокойно. Потом начали прибывать ещё команды, нас переселяли на другие кровати. Под конец кроватей уже не хватало, кто-то спал вдвоём на одной. Меня и ещё двух человек в последствии переселили в помещение к адыгейцам, которые барагозили всю ночь, но нас не трогали. Однако у меня всё равно случился небольшой конфликт с самым главным из адыгейцев, который пытался забрать у меня мою 2 месяца-полированную бляху с ремня в обмен на свою полуржавую. После обоснованного отказа он начал дерзить, и когда я стал дерзить в ответ, он попытался меня БОРЦУХА КИНУТЬ БЛЯДЬ ЧЕРЕЗ СЕБЯ С ПРОГИБА, но я зацепился за его ногу ругами и в результате мы оба навернулись на пол. Это всё было оче громко и пол-казармы сбежалось посмотреть. Дерзкий, видимо, понял, что всё не так просто и съехал на базаре, мол ты чо братан успокойся, что было мне на руку. Таким образом всё разрулилось, а через час я уже сидел в автобусе на Воронеж. Продолжение далее

Я и армия Ч. 3
avatrax
Когда начались экзамены, у нас перестроилось расписание занятий, появилось больше свободного времени. Вся подготовка к экзаменам сводилась к тому, что ты сидишь в аудитории и учишь свои конспекты. Мне как закорузлому гуманитарию было сложновато, ибо предметы были в большинстве своем технарские, устройство и эксплуатация вычислительной техники вплоть до составных частей и состава и предназначения этих составных частей, короч мутно и невесело. Хотя некоторые очень хорошо в этом разбирались, ибо уже имели технарские специальности вроде сварщиков-автомехаников-электроников-математиков. Гуманитариям, вроде юристов, экономистов, историков, филологов было гораздо труднее. Оценки на экзаменах ставили от балды, всё уже было расписано заранее и ты мог ухудшить свою оценку только крайне дерьмовым ответом. Ниже троек никому не ставили, а выше и не надо было. Тем, кто по всем экзаменам получили отличные оценки, а также канцелярам и тем, кто особо рьяно помогал офицерам, давали младшего сержанта. Младшего можно было получить и после экзаменов, если остаться в учебке на замкомвзвода, но оставляли там тех, кто хотел в последствии остаться в учебке на контракт. Остальных распихивали по частям по всей России. Списки формировали тупо по алфавиту. Не стоит удивляться тому, что в Новосибирск поехали по 4 человека из каждого взвода с фамилией на "Б", а в Самару по 2 человека с каждого взвода с фамилией на "Г" и "Д". Иногда отправляли ребят по принадлежности к местности, чтобы было не особо далеко от дома. Мне достался Ржев, 300 с лишним км от Питера. За нами приехал капитан П, собрал нас около казармы. Были ребята из разных рот, при этом из одной роты получилось всего по 5 человек в среднем. Собрали кстати в основном Питерских, Московских и с ближайших пригородов Москвы. Затем П задал несколько вопросов, кто на какой технике учился. Причём получилось так, что из 50 человек на этой технике учились только мы впятером из одной роты. По нескольким вопросам он отсеял всех четверых, а мне сказал, что я поеду с ним в Воронеж. Потом поспрашивал, кто ещё хочет в Воронеж, вышло человек 10, он оставил пятерых из них, объяснил им что-то, а потом все пошли получать командировочные. 170 р. на сутки. До Ржева двое суток езды, получилось по 340 р/чел. Затем, вечером того же дня мы снова собрались и всей толпой двинули на вокзал.
Продолжение далее

Я и армия Ч. 2
avatrax
На вокзал мы приехали где-то часа за 3 до поезда. Нас усадили в ПЛАТНЫЙ зал ожидания. Сидели, ждали, непринужденно общались. К кому-то приезжали родственники и друзья, передавали еду и деньги. Поезд Новороссийский, новый, с кондиционером, который оче спасал в пути. Места только верхние и боковые. Как сели в поезд, я сразу уработался спать. Дорога прошла отлично, за исключением того, что сухпайки нам не давали, приходилось стрелять нямку у сослуживцев. Но у них было оче много ее и проблем с едой особых не было. На остановках иногда выпускали - закупался чипсами и газировкой.
Приехали в Краснодар часа в 3 ночи. До части шли часа 2 пешком - транспорт не выделили. Я тащил сраную десятикилораммовую сумку старлея, весь замотался, пока дошли. Поселили нас сначала на первый этаж четырехэтажной казармы. Выдали всем по койкоместу со стулом. Причем можно было только сидеть на стуле, прилечь не разрешали. Так и сидели до вечера. Потом нас распределили непосредственно по ротам. Меня распределили в ВДВэшную. Она отличалась от других особым упором на физо. От этого страдали все, многие не выдерживали, многие выбивали освобождения, бегали по лазаретам. Потом после того, как половина личного состава моего взвода начала загибаться от непомерной нагрузки, физо стало пореже и мы вздохнули с облегчением.
Казарма у нас была ровно на роту 150 человек. Двухьярусные кровати, дефицит свободного места. У других рот вроде были комнатки по 10 человек, но мне, видимо, просто не повезло.
В общем пошла армейская жизнь с бесконечными построениями, гражданской подготовкой и спец. предметами. Постоянная нехватка времени, дикая жара и армейская логика - все это оче угнетало. В столовой кормили довольно сносно. В умывальнике с утра не протолкнуться. В туалет вечная очередь. Вместо тихого часа - уборка территории и перетаскивание железа с места на место. Все это в армии присутствует в большом количестве. И я в этом убедился на собственном опыте. 4 месяца прошло практически на одном дыхании. Подьем-завтрак-занятия-обед-работы по благоустройству территории-ужин-проверка личного состава-отбой. Так и жили до выпускных экзаменов. Продолжение далее


Запись сделана с помощью m.livejournal.com.


Я и армия. Ч. 1
avatrax
Сейчас я нахожусь в армии

Зачем я туда пошел?

Главная причина - военник, а именно - его отсутствие. Покупать не хотел из принципа, по здоровью по дешевке не получилось, а через дурку - не хотел всю жизнь с клеймом дурачка жить.
Вторая причина, как следствие из первой, - так ли страшен черт как его малюют? Хотел посмотреть на то, как все здесь происходит, на быт и отношения между военнослужащими.
Третья причина, опять же следствие из первой, - дальнейшее трудоустройство в госструктуру по универовской специальности. Как известно, госструктуры ОЧЕ КОТИРУЮТ нормальные военники, так что шанс устроиться на работу в такие организации возрастает.
Четвертая причина - избавиться, наконец, от давления военкомата.

Теперь распишу все то, что я узнал за время службы в нашей доблестной армии.

Призвали меня 5 июля 2013 года. В 8 утра был сбор у военкомата. Собрали человек 60 где-то. Затем пошел медосмотр, его прошли в порядке очереди минут за 20. Потом пошел сбор справок, удостоверений, копий дипломов и т.д. После сбора мы подписали кое-какие бумаги и нас автобусом отправили на распределительный пункт. Приехали мы туда часов в 10 утра. Очень добротное здание с почти евроремонтом. Нас сразу отправили на повторную медкомиссию. Там попросил у терапевта категорию годности А вместо стоявшей Б3 (в прошлом были проблемы с недобором массы, лечился у гастроэнтеролога). Поставили без проблем. Затем началось ожидание покупателей. Часа в 2 дня нас покормили. В 3 приехали покупатели, вызвали меня и еще нескольких человек. Задали ряд стандартных вопросов да и определили в учебку ФВАС г. Краснодара. Часов в 11 вечера нас, полностью укомплектованных и переодетых в форму, посадили в автобус и отвезли на перевалочный пункт г. Пушкин. То здание было уже менее крутым, ремонт там не делался оче давно. Спальных мест хватило не всем, некоторые спали на матрасах и вещмешках прямо на полу. Я спал на кровати. Белье свежее, постиранное. Подушка деревянная, на утро после такого сна жутко болела голова и хотелось блевать. Подьем в 6 утра, затем умывание холодной водой и завтрак из сухпайков. Еда сносная, но после домашней конечно не то. Потом опять ожидание. Часа в 2 дня приехали родители, передали мне спортивную форму и немного еды. Часов в 6 вечера нас загрузили в автобус и отправили на вокзал. Продолжение далее


Запись сделана с помощью m.livejournal.com.


Нетбук
avatrax
Зарабатывание мною денег привело к покупке нового девайса. Им стал нетбук Lenovo s206. Пишу с него, не тормозной, очень даже шустрый для 11 косарей


?

Log in

No account? Create an account