Резюмируя изложенное...
avatrax

Я однозначно не могу сказать, потерял ли я год жизни, проведя его в армии. Каждый сам для себя это решит. Я лишь могу рассказать о некоторых моментах, которых в гражданской жизни обычного человека может и не случиться.
Итак, что такое армия лично для меня и почему я считаю этот год жизни не потерянным:
1. Смена обстановки.
Говорят, что деградация личности происходит тогда, когда человек всю жизнь находится в одинаковых условиях. Я склонен верить этому. И армия дает возможность сменить условия жизни.

Но такая смена обстановки для среднего человека ВСЕГДА будет в худшую сторону. Причина этому - неприспособленность. Чего стоят ежедневные подъёмы в 6 утра, постоянный стресс, чрезмерные физические нагрузки и пребывание в закрытом коллективе со всеми вытекающими из этого социальными аспектами взаимоотношений. Но я считаю полезным любую смену обстановки. Это встряхивает, не даёт погрузиться в рутину. Это, в конечном итоге, двигает тебя вперед.
2. Опыт построения взаимоотношений.
В нашем мире мы сами можем выбрать себе тех, с кем общаться, а кого обходить стороной. В армии люди лишены такой возможности. Это даёт возможность научиться разговаривать и сосуществовать с такими людьми, с которыми в гражданской жизни ты скорее всего никогда не встретишься.
3. Бесплатный (в материальном плане) военный билет.
Ну тут уж без комментариев.
4. Удовольствие от простых вещей.
Некоторые вещи в гражданской жизни мы считаем совершенно нормальными и обыденными (утренний душ, чашка кофе, социальные сети, просмотр телевизора вечером). В армии этих вещей может и не быть. Первое время после армии я действительно кайфовал от того, что я мог позавтракать чаем с пирожным, а потом ещё понежиться в кровати, а после пойти в душ и заняться чтением любимой книжки на балконе под пение птичек в солнечный день. Ценность некоторых вещей невозможно понять, не лишившись их.
5. Хорошая физическая форма.
Ну или возможность держать себя в этой форме. Не все в армии становятся качками. Но трехразовое сбалансированное питание вкупе с постоянной физической активностью очень хорошо укрепляют иммунитет и здоровье. После армии я стал намного реже болеть.
6. Способность обходиться малым.
Особенно кстати будет полезно девушкам (sic). Никакой косметики, ватных палочек и прочего гигиенического дерьма. Только хардкорная ледяная вода, бритва, мыло и зубная щетка с пастой - всё что нужно, чтобы привести себя в порядок с утра. И это действительно так.
7. Самостоятельность.
Никто не будет спрашивать тебя, нужно ли тебе что-то. Испытываешь в чем-то потребность - раздобудь это. Сам. Любыми доступными способами. Научись стирать, шить и гладить, если ты этого не умеешь. Либо отточи свои навыки, если уже что-то можешь.
8. Умение следить за собой.
Если ты чухан, то тебе обязательно об этом скажут. Примени п. 7 правильно и этот пункт будет получаться у тебя автоматически.
9. Понимание социальной иерархии.
Майор всегда круче лейтенанта. А лейтенант всегда круче сержанта. А ты рядовой - и ты говно для всех вышеперечисленных. Прямо как в жизни.
10. Юридическое образование.
Все равны перед уставом. Учи и применяй положения устава правильно, и это существенно облегчит тебе жизнь. Цитирование положений устава с вероятностью стремящейся к 100% уничтожит любого твоего оппонента в споре.
О том, почему я считаю этот год потерянным в седующем посте...

Метки: ,

Я и армия Ч. 18
avatrax
В пути мы почти не разговаривали. За 40 минут доехали до вокзала (ст. Придача). У вокзала имелась большая площадь, на которой Ланос и припарковался.
Это очень странное чувство, когда ты больше полугода не видел ничего кроме стен своей части и внезапно попадаешь в город. Такое ощущение, что ты уже все это видел, что это нормально, но тебе все как-то чуждо и даже не уютно. Чувствуешь себя нелепо.
Когда я вышел из машины, я просто не знал что делать. Просто вдыхал свежий воздух и смотрел вокруг. Где-то через пять минут я все-таки пришёл в себя. До поезда оставался где-то час с лишним. На площади я приметил магазин самообслуживания а-ля "Пятерочка", куда и направился. Купил себе несколько стаканчиков пюре быстрого приготовления, чипсов, газировки и ещё немного миниеды. На кассе я даже спросил разрешения у кассира взять жевательную резинку. На вопросительный взгляд продавщицы я мигом поправился, извинившись и сказав, что очень долго не был в таких магазинах.
После я вернулся к сопровождающим. Разговор почему-то не клеился, поэтому я просто разглядывал площадь и проходящих мимо людей. Город жил своей жизнью.
У вокзала на площади были оборудованы ограждения с металлоискателями - последствия Крымского кризиса. За 10 минут до прибытия было объявлено на какой путь прибывает мой поезд. Сопровождающие проводили меня на платформу и вместе со мной дождались поезда. Мы тепло попрощались, и я сел в вагон.
КАКОЕ БЛЯДЬ СОВПАДЕНИЕ со мной в одном купе ехал какой-то матрос-контрактник. Мы разговорились, но, поскольку отвечал я неохотно (военные откровенно меня затрахали, ничего личного) он потерял ко мне интерес через полчаса общения. Я взобрался на свою верхнюю полку, воткнул в уши наушники и весь путь(около двух суток) с перерывами  на поесть и поспать, провалялся на полке, смотря в окно.
Встречал меня мой старый товарищ, который живет ниже этажом, и с которым я дружу с детства. Очень рад был его увидеть. На метро добрался от Восстания до Гражданского проспекта, а до дома мы с ним дошли пешком, где меня ждала мама.
Продолжение... А надо ли?

Я и армия Ч. 17
avatrax
И вот наступил тот день, которого я ждал с самого начала службы - день моего увольнения. С утра я проснулся как обычно за 10 минут до подъёма (в 5:50) и сразу же прибыл в штаб на свое рабочее место, умылся, подготовил рабочее место. В 7:30 я вернулся из штаба, дабы проследовать на завтрак. После завтрака я вернулся на своё рабочее место. Отъезд планировался в 12:20. До отъезда мне необходимо было дооформить обходной лист - старшина не ставил подпись, поскольку требовал с меня банные тапочки, которые я оставил в бане пол-года назад. Тапочки были взяты из сушилки (там обычно находилось несколько ничейных непонятных тапок) и благополучно выданы за свои. После получения заветной подписи, я вернулся в штаб, сдал обходной лист и получил командировочное удостоверение и заблаговременно оформленные и купленные на деньги государственного бюджета билеты на поезд до дома. Таким образом, у меня оставалось около часа до отъезда. Я решил попрощаться с братьями, но никого из них не было и не появилось на месте в течение этого часа - наверное слонялись по территории части и прощались с сослуживцами (они уезжали в этот же день, но в 15 часов). Тогда я нашёл неудавшегося канцеляра, попрощался с ним, затем зашел и попрощался с несколькими офицерами, которым я обычно помогал и с которыми наиболее часто общался. Затем я вернулся в службу и просто разговаривал о всяком с П, его подчиненными и моим преемником.
П, не смотря на мои заверения о том, что я сам могу доехать до вокзала на автобусе, поручил старлею и прапорщику довезти меня до вокзала на личном транспорте.
Настал момент прощания, я пожал руку своему уже бывшему начальнику и сказал несколько тёплых слов преемнику. Из автопарка в службу даже был вызван сержант, с которым я тоже тепло попрощался и вместе с подчиненными П вышел из штаба. Миновал КПП под крики прощания и пожелания счастливого пути. После выхода с КПП я остановился и последний раз взглянул на это место моего полугодового заключения. Думал я почему-то о ребятах, которым здесь ещё служить и служить. От этого мне стало внезапно легко на душе, старлей позвал меня в его машину, в которой уже сидел прапорщик. Я занял заднее место старлейского Ланоса и мы тронулись.
Продолжение далее...

Я и армия Ч. 16
avatrax
Так вот, о чем это я...
Оставалась пара недель до увольнения. Я сразу решил, что не буду уходить в цирковом прикиде. В увольнение меня не пускали (П очень переживал, что в выходные за время его отсутствия можно пропустить вспышку), поэтому я попросил одного из моих штабных товарищей (которого в увольнение всё-таки отпустили) купить мне новую пиксельную форму. Старая форма за год окончательно износилась и потеряла цвет, поэтому было решено поехать домой в новой полевой форме. Через пару дней новая форма была уже у меня. По размеру штаны были какраз, а вот китель был широковат в талии. Впрочем, он был за пару дней мной подогнан точно по размеру (спасибо всё тем же швейным навыкам).  Далее необходимо было решить вопрос с сумкой для еды и личных вещей. Сумка как таковая у меня была, причём новая и удобная (коллега моего друга зимой привёз мне в ней передачу от мамы). Но в штабном подвале я нашёл старый чемодан в хорошем состоянии. С согласия П чемодан был оприходован, а сумка была по-дружески отдана за 300 рублей одному из моих краснодарских товарищей (тому, который всю службу делал ремонт в кабинете), тоже готовившегося к увольнению. Старая форма, несмотря на свою поношенность, была в относительно хорошем состоянии и была отдана ещё одному моему краснодарскому товарищу (тому самому неудавшемуся канцеляру), которого в увольнение никогда не отпускали как единственного нормально дежурившего по штабу.
Большую часть своих личных вещей (пара зубных щёток, лосьон для бритья, пара тюбиков зубной пасты, старую майку, две пары новых трусов, пачку влажных салфеток и ещё что-то по мелочи) я отдал своему преемнику. В чемодан сложил письма из дома (которые хранил как память), гигиенические принадлежности и прочее по мелочи (удивительно, как мало тебе нужно в пути, когда ты научишься обходиться вообще без всего).
Все штабные уходили в одно время (в течение пяти дней по очереди - канцеляр в отделе кадров штаба, я, мой товарищ-компьютерщик-набиральщик текстов для всех, его вечно-делающий-ремонт брат и неудавшийся канцеляр). В связи с этим оперативно был выбран один из вечеров (это был вечер четверга, поскольку в пятницу канцеляр отдела кадров штаба уже уезжал), собран заказ на бомж-пакеты, печеньки, фрукты, пирожные и отправлен вместе с неудавшимся канцеляром в магазин.
Сидели мы в тот вечер в отделе кадров где-то до часу ночи. С дежурным по части и с ротным всё было оговорено и никто никого не потерял и не вызванивал. Разговаривали о всяком, шутили, клялись в вечной дружбе и взаимовыручке, звали друг к другу в гости, попивая чай с пирожными. Кадровый канцеляр уехал днём, но я не застал его отъезд. В прочем, я не особо задумывался о нём, поскольку был занят мыслями о предстоящем.
Продолжение далее...

Я и армия Ч. 15
avatrax
Я как-то сразу решил, что не буду заниматься всякой ерундой, которой обычно занимаются срочники, возомнившие себя офигенно крутыми вояками и дембелями.
Я не вышивал себе цирковую форму, никогда не лез вперед очереди в столовой (наверное единственный из всего старослужащего состава КП), не отлёживался в лазарете по надуманному поводу, не заставлял никого делать порученное лично мне, не оскорблял и не запугивал новеньких, не крал личных вещей, не подмазывался к наиболее авторитетным срочникам, не бегал в самоволку и не гасился от работы. Вместо этого, я просто пресекал попытки взвалить свою работу на меня, не давал себя оскорблять и периодически заступался за тех, кого обижали. Совокупность этих действий, видимо, внушила моим сослуживцам, что лучше не трогать меня и моих близких товарищей, и тогда не придётся иметь дело со мной. Такое восприятие коллективом меня более чем устраивало, поскольку я сам мог решать кому и чем помочь и у кого и что попросить, не отшивая при этом всяких нахлебников и халявщиков, постоянно просящих у тебя что-то (таких, как ни странно, много в армии). При этом, я часто помогал некоторым офицерам (не всем) и поддерживал хорошие отношения со штабными срочниками. Это позволяло оперативно узнавать новости касающиеся как руководства части так и жизни в казарме.
Например, я заранее знал, когда лучше не идти на обед, поскольку сразу по обратному пути после него намечалась серьёзная строевая подготовка на 2 часа. А поскольку, П хоть и боялись, но не особо любили, каждый офицер и сержант, водивший КП в столовую считал своим долгом добавить ему проблем, задержав меня на нелепое построение, строевую подготовку или пожарную тревогу (аккурат после приёма пищи, ага).
Кроме того, все знали, что у меня есть практически неограниченный доступ в ларёк, находящийся за территорией части (за контрольно-пропускной режим отвечает П), но при этом я не возвращался из него с баулами на весь взвод (не злоупотреблял положением в глазах того же начальства).
При этом, я почти никогда не попадался на косяке (вроде пресловутой потерянной перчатки или незавязанных шнурков). Иными словами, не создавал проблем казарме и меня не трогали.
Я думаю, что по большей части именно абстрагирование от казарменного быта позволило мне существенно не измениться самому (остаться самим собой, не изменяя своим принципам), при этом получив понимание устройства взаимоотношений и армейского быта. Но это так, лирическое отступление.
Продолжение далее...

Я и армия Ч. 14
avatrax
В середине июня с КМБ вернулся контрактник. Однако в службе я его видел очень редко. Дело в том, что П по результатам учений понял, что нашей службе нужна мобильность. В конце прошлого года на баланс нашей части поступил новый спецтранспорт КАМАЗ-65115 с кузовом, полностью оборудованным под нужды службы. До этого с незапамятных времен у нас на службе состоял ГАЗ-66, который не ездил и тихо умирал на позиции КП. В ходе учений мы его все-таки смогли открыть и, открыв, все таки поняли, что он мертв окончательно и бесповоротно. Большая часть деталей мотора была растащена, а в кузове не было ничего, кроме полусгнивших деревянных ящиков и проржавевших столиков с со стульями в таком же состоянии. Всё, что у него работало - это отдельный генератор и преобразователь тока, дающий сидящим в кузове немножко электричества 220 вольт. Впрочем, выключатель генератора был при смерти, а потому включался через раз и стабильно 1 раз в 20 минут сжигал по предохранителю. Иногда сжигал сразу после запуска. В общем, пичаль.
Новый КАМАЗ был оборудован по последнему слову техники, в нём была даже полностью укомплектованная армейская аптечка, кондиционер и пожарный щит с инвентарем, а также матрасы и подушки с одеялами для отдыха личного состава. Ну и в целом махина, по сравнению с шашыгой, была очень внушительна и стоила по документам порядка 2,5 миллионов рублей.
Так вот, П отправил сержанта разбираться с этой машиной, поскольку права кат. С были только у него. Сержант до конца моей службы так с этим КАМАЗом и провозился. Постоянно разбирал там что-то, ну и учился пользоваться оборудованием в кузове.
Срочники моего призыва уже к этому времени во всю играли в дедов, запрягали вновьприбывших на хоз. работы и уборку помещений. Казарменная жизнь у них шла своим чередом. На моё существование никто особо внимания не обращал, что было мне в общем то на руку. Так, медленно подкрались мои последние деньки службы, до увольнения оставалось каких-то 2 недели.
Продолжение далее..

Я и армия Ч. 13
avatrax
Аккурат после учений ко мне поступил звонок от кадровика. На занимаемую мной должность прибыл сержант-контрактник.
Сержант представлял из себя высокого плотного парня, моего ровесника. Он еще будучи срочником окончил ФВАС. Сам родом откуда-то с северов. Поскольку работу у себя так и не смог найти, пошёл в местный военкомат и по распределению попал в мою часть. Дома осталась жена с маленьким ребенком.
П мне была поставлена задача научить этого контракника всему что я умею сам. Тут я конечно неплохо испужался, поскольку его в любой момент могли поставить на мою должность, а меня убрать на КП. Перспектива казарменного веселья меня не особо радовала, но П уверил меня, что до конца службы я останусь под его руководством, и я немного подуспокоился.
К тому же спустя 2 недели, сержанта отправили на 40-дневные курсы молодого бойца (их проходят все поступающие на службу в ВС по контракту, которые подписывают контракт не сразу после срочной службы), и я не видел его до середины июня-месяца.
В апреле из ФВАС прибыл также один срочник на замену мне. Парень был довольно грамотным, моложе меня на год. Родом из Липецкой области. Парень рос в деревне, быстро нашёл общий язык с сослуживцами. Но его определили по штату в дивизион. Однако, в дивизионе его сразу отправили с глаз долой в нашу службу и предоставили фактически самому себе. Курировал его уже я, как меня в свое время мой наставник. Впрочем, он довольно скоро сориентировался в части, и проблем особых у него не было. Наконец-то у меня появилась компания, в которой я мог поговорить и попить чаю с печеньками вечерком. Парень особо не зазнавался, сразу смекнул, что лучше слушать что я ему говорю, поэтому поругались мы за всю службу всего один раз, да и то по фигне и несерьёзно. Я частенько отмазывал его от различных массовых мероприятий, а он подгонял мне всякие вкусные штуки, благо жил он недалеко, и родители к нему приезжали с завидной регулярностью.
Продолжение далее...

Я и армия Ч. 12
avatrax
Тем временем, подходил уже конец зимы. Служба шла размеренно, из окна своего кабинета я периодически наблюдал машуших лопатами и метлами срочников, спокойно занимаясь своими служебными обязанностями.
Так бы я и дослужил до конца, но произошло ЭТО. Под ЭТИМ я подразумеваю конфликт на Украине и захват Крыма Российскими войсками.
Началось все с телеграммы из вышестоящего штаба об усилении расчета боевого дежурства. В ежесуточный наряд добавили круглосуточное патрулирование территории и усиление наряда кпп, а также ввели ежедневные учения группы антитеррористической защиты. Я в наряды и подразделение антитеррора не входил, поскольку формально находился на круглосуточном боевом дежурстве, поэтому меня выучивание дополнительных обязанностей и беготня по территории части в полной боевой выкладке (за исключением боевых патронов и гранат) не коснулась. В апреле была объявлена самая мощнейшая тревога, которую в части не объявляли уже несколько лет. Все контрактники были переведены на казарменное положение, в связи с чем в нашей казарме увеличили количество койко-мест. Но их всё равно не хватало и иногда приходилось спать в совершенно рандомной кровати без белья на одном матрасе, накрывшись бушлатом. Наряды были усилены уже контрактниками. Вплоть до того, что их периодически можно было наблюдать на тумбочке дневального. Телеграммы из главного штаба приходили по нескольку штук даже глубокой ночью, а П вместе со своими подчиненными ночевал у себя в службе и ночью вызывал меня, если начиналась движуха.
Оба зенитно-ракетных дивизиона на марше с техникой выдвинулись на какие-то позиции и развернулись в районе Воронежа. Я же постоянно бегал на телеграф за новыми телеграммами, а также носился по территории части с целью НАЙТИ И ДОВЕСТИ ДО СВЕДЕНИЯ начальников служб "важные" распоряжения из главного штаба и старался делать это как можно оперативней.
Продолжалось это все около двух недель. Позже я узнал, что эти учения в какой-то мере коснулись всех войсковых частей РФ и были связаны с возможной агрессией гипотетического противника в ходе занятия Крыма.
В ходе учений были отменены зарядки, ежедневные построения, ежечасные уборки казарм, поверки, марширования по плацу и прочие не особо приятные вещи, которыми обычно занимают солдат, чтобы они были хоть чем-то заняты и не шатались без дела. Впервые за все время службы я почувствовал себя не мальчиком-подай-принеси, а самостоятельной боевой единицей, выполняющей свою боевую задачу. Вместе с автоматом мне выдали даже пистолет, который был мне положен при объявлении боевой тревоги.
Столовая кормила всех без распорядка, можно было пообедать или поужинать 2 раза, чем пользовались хитрые срочники и некоторые контрактники. При мне несколько раз выгоняли таких халявщиков из столовой с докладом начальнику дивизиона и последующими показательными наказаниями вроде бега в полной выкладке 20 кругов вокруг территории части и добивание приседаниями-подтягиваниями-отжиманиями в казарме. Не чурались даже применять дисциплинарные взыскания в отношении особо "отличившихся" контракников, случайно уснувших на дежурстве или вовремя не прибывших на свои посты.
Во время учений кстати у нас в части отравилось около 20 человек. Я попал в это число. Отпросился у П в лазарет да и залег там на сутки. Больше отлежаться не дали, поскольку случился очередной аврал, и бедный прапорщик, которого заставили исполнять свои обязанности, не знал как и что делать. Благо, этих суток хватило, чтобы прийти в норму. Все, кто лежал в лазарете со мной, сошлись во мнении, что отравились испорченной кабачковой икрой, но истинная причина так и осталась неизвестной.
Позже говорили что-то о массовых отравлениях уже в самом Воронеже. Причину выяснить также не удалось, сослались на желудочный грипп. Хотя симптомов гриппа как таковых у отравившихся не было.
Кончились учения в конце апреля. Дивизионы вернулись на свои штатные позиции, контрактников распустили по домам, а режим вместе с сопуствующими мероприятиями вернулся в часть.
Продолжение далее...

Я и армия Ч. 11
avatrax
Рабочие дни у офицеров начались с 9 утра 3 января. В начале рабочего дня меня вызвал к себе П и потребовал объяснений почему я ещё не ефрейтор. Результатом диалога явилось создание приказа о присвоении мне нового звания. Самое странное повышение в моей жизни лол.
Оперативно была раздобыта желтая ленточка на фальш-погоны и наспех присобачена к ним канцелярским клеем. Позже я раздобыл ярко-желтые нитки и просто пришил её.
Присвоение мне нового звания не осталось незамеченным в казарме. Из весеннего призыва я был первым кто его получил. В глазах остальных моих товарищей я видел какую-то то ли зависть, то ли досаду. Но особо не переживал по этому поводу. После обеда ко мне подошли ПОЛОЖЕНЦЫ и один из них спросил:
- Что, будем тебя из духов переводить?
Я сказал что-то вроде "Нафиг надо, мы в детском саду чтоли?".
- Ну тогда до конца призыва так духом и останешься. Пошли, народ.
Я ничего не ответил.
Вообще, я не любитель всякого ребячества вроде армейских посвящений и прочего. Когда идёшь в армию в моём возрасте (на тот момент мне было 24 года), уже перестаешь обращать внимание на всякие традиции. Хочется просто отслужить и чтобы  этот дурдом скорее закончился. Обнять родных и больше никогда сюда не возвращаться.
И я определенно не хотел становиться таким как ПОЛОЖЕНЦЫ. И вести себя также тоже не хотел. Поэтому решение откреститься от всего подобного было принято уже давно. Своим принципам я так и не изменил до конца службы. В последствии уже после возвращения домой многие заметили что я почти не изменился, стал разве что более серьёзным. Сказали, что "повзрослел". Я особых перемен в себе не заметил, круг общения остался таким же. Увлечения тоже.
Продолжение далее...

Я и армия Ч. 10
avatrax
Так началась моя самостоятельная служба. Всю техническую часть я сумел отточить еще под присмотром своего наставника, поэтому трудностей с исполнением обязанностей у меня не возникало. П меня часто хвалил, иногда ругал, видимо, из профилактических целей, но в целом, мы с начальником сработались.
Помимо меня в штате службы под руководством П был ещё старлей-компьютерщик и прапорщик. Со временем я начал понимать, что я, состоя на должности, не выполняю своих обязанностей, а просто выполняю работу этого самого прапорщика.
Но я не возражал, поскольку относились к мне в службе и в штабе хорошо, в обиду не давали, на мороз не выгоняли. Лучше уж выполнять не свои обязанности, но хотя бы не махать лопатой в -30 или копать траншею и мести плац.
Прошел мой день рождения. Я не отмечал его, поскольку все равно не общался почти ни с кем кроме штабных ребят. Ну не отмечал в классическом смысле этого слова. Вечером мы с теми ребятами посидели у меня в кабинете, попили чайку с вкусными печеньками, которые я предварительно купил. В казарме о моем дне рождения узнали уже спустя 2 недели после него аккурат перед Новым годом. Претензий по поводу отсутствия проставы я ни от кого не услышал.
На отмечание Нового года старшина не упустил возможности собрать со всей роты по 500 рублей с человека. Я не хотел сдавать, но поскольку сдали все, выбора у меня особого не осталось.
Вообще в армии если ты выделяешься и не в положительную сторону (например, не сдал деньги на что-то, на что все остальные сдали), и при этом не обладаешь достаточным авторитетом или не на ПОЛОЖЕНИИ, то можно встретить взгляды неодобрения и упреки даже от тех, с кем у тебя дружеские отношения. А если ты еще и неряха, от тебя плохо пахнет или тебя, скажем, недолюбливают, то могут за такое закрыть где-нибудь в раздевалке и "пробить лося" или чего похуже.
В сам Новый год я предупредил старшину и дежурного по части, что мне "прилетит много работы, надо отчитываться перед вышестоящим штабом" и, что я останусь дежурить на посту. Припас печенек, конфет, чая, коньяка и немного фруктов, употребил их под разговоры с родными по телефону и просмотр развлекательных новогодних передач. Спать остался на посту, благо у меня было раскладное кресло. Причем спал до следующего вечера, проснулся 1 января часов в 18, заварил себе картошку быстрого приготовления с сосисками, сбегал в столовую за хлебом, поел и уснул. Проснулся хорошо отдохнувшим 2 января в 6 утра. Моё столь длительное отсутствие в казарме как ни странно, осталось почти незамеченным. Разве что пара человек поздравили с Новым годом и поинтересовались как сам.
Позже я расспрашивал сослуживцев по поводу Новогоднего стола. Большая часть продуктов была из столовой, старшина купил только большой торт, арбуз, несколько пакетов с соком и пластиковую посуду. И потратил на это 500 рублей х 40 человек = 20 тысяч рублей, очевидно.
Продолжение далее...

?

Log in

No account? Create an account